Вы здесь

Факт отцовства (без регистрации брака) не влечет безусловное право на долю в недвижимости, приобретенной на средства маткапитала

Начиная с 2007 г., государство целенаправленно реализует специальную социальную программу для поддержки семей с двумя и более детьми, известную в народе, как материнский (семейный) капитал.

В большинстве случаев, за счет средств материнского капитала граждане стараются решить «квартирный вопрос» – улучшить жилищные условия для комфортного существования себя и своих детей.

Однако, при реализации гражданами права на материнский (семейный) капитал возникает ряд правоприменительных вопросов.

В одном из таких вопросов пришлось разбираться судьям Верховного Суда Российской Федерации (определение от 31.01.2017, дело № 24-КГ16-22).

Гражданка Б. обратилась в районный суд с требованием выселить из квартиры, приобретенной ею на средства материнского капитала, ее бывшего «гражданского» мужа.

Как пояснила истица в суде, семейные отношения между ней и ответчиком прекращены, собственником квартиры он не является, однако при всем этом съезжать не хочет и чинит препятствия в пользовании жилым помещением, из-за чего она вместе с детьми была вынуждена покинуть квартиру.

Суд первой инстанции удовлетворил ее требования и выселил сожителя. А вот апелляционная инстанция это решение отменила.

Сославшись на положения Федерального закона от 29.12.2006 № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (далее – Федеральный закон), суд указал, что ответчик, как отец детей, не может быть лишен права пользования спорной квартирой, поскольку она была приобретена за счет средств материнского (семейного) капитала и в силу закона подлежала оформлению в общую собственность детей и родителей, т.е. и ответчика.

Такую позицию поддержала и вышестоящая инстанция, но в поисках истины истица дошла до Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ установила, что требования заявительницы обоснованы.

В части 4 статьи 10 Федерального закона действительно указано, что жилое помещение, купленное на средства от материнского капитала, оформляется в общую собственность родителей и детей.

Однако, в подзаконном акте, конкретизирующем способы и порядок направления таких средств – в Правилах направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 12.12.2007 № 862 (пункты 8 - 10, 10(2), 10(4), 11 - 13) – говорится, что речь идет не просто об отце или матери, а о супруге.

Как пояснил Верховный Суд, правами собственников жилого помещения, приобретенного за счет средств материнского (семейного) капитала, должны обладать:

1)                сама получательница сертификата на материнский (семейный) капитал;

2)                ее дети;

3)                супруг, являющийся отцом детей (ребенка).

То есть второй родитель (не держатель сертификата) может претендовать на долю в недвижимости, приобретённой за счёт средств данной господдержки, только в случае, если брак между родителями детей зарегистрирован.

Наличие гражданского брака в данном вопросе не имеет правового значения. Материнский капитал – это все-таки государственная поддержка детей, а не их родителей.

Нижестоящие суды не учли эти обстоятельства, а значит их выводы о возникновении у ответчика права пользования спорной квартирой не основаны на законе.

Учитывая это, судьи гражданской коллегии отменили обжалованные истицей судебные постановления и направили гражданский спор на новое рассмотрение.

10 марта 2017 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).