Вы здесь

Аудиозапись телефонного разговора без уведомления собеседника – доказательство?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации вынесла определение в котором разъяснила, в каких случаях запись аудиозапись телефонного разговора без уведомления собеседника может являться допустимым доказательством по делу.

Основанием для начала судебных разбирательств послужило исковое заявление С. к семье Б. в связи с невыплатой долга, предоставленного в рамках договора займа. Как показывает истец, денежные средства по данному договору были предоставлены по просьбе заемщика Б.Р. и его супруги Б.Е. на общие нужды семьи – развитие совместного бизнеса.

В подтверждение указанного обстоятельства С. была представлена аудиозапись ее телефонных разговоров с Б.Р. и Б.Е., подтверждающая, что заем был предоставлен Б.Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи.

Решением суда 1-ой инстанции исковые требования были удовлетворены; с бывших супругов были взысканы денежные средства в солидарном порядке.

Суд апелляционной инстанции пришел к иному выводу, отменив решение суда первой инстанции и взыскав сумму долга лишь с бывшего супруга.

В обоснование своей позиции суд апелляционной инстанции ссылается на то, что истцом не представлено доказательств, подтверждающих предоставление истицей Б.Р. займа на общие нужды семьи. При этом суд указал, что представленная истицей аудиозапись телефонных переговоров является недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Б.Е. и в нарушение норм процессуального права о представлении таких доказательств.

Однако, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с такими выводами суда не согласилась, указав, что в соответствии с частью 1 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи (статья 77 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними.

При этом истицей суду были представлены исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи телефонных разговоров, а ответчица не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров.

Исходя из изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что представленные истицей аудиозаписи не соответствуют требованиям о допустимости доказательств, не основан на законе.

Кроме того в обоснование недопустимости аудиозаписи телефонного разговора суд апелляционной инстанции сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации", согласно которому запрещается требовать от гражданина (физического лица) предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина (физического лица), если иное не предусмотрено федеральными законами.

По мнению апелляционной инстанции, запись разговора между истицей и ответчицей была сделана первой без уведомления последней о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли ответчицы, что недопустимо в силу вышеприведенной нормы закона.

Между тем Верховный Суд Российской Федерации отметил, что запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

По результатам состоявшегося судебного разбирательства дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

02 февраля 2017 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).