Вы здесь

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил нюансы составления завещания в чрезвычайных ситуациях

В соответствии с действующим законодательством распорядиться своим имуществом на случай смерти можно только путем составления завещания, причем такой документ согласно требованиям ст.ст. 1124 и 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) должен быть совершен в письменной форме и удостоверен нотариусом (или иным лицом, уполномоченным на совершение таких действий).

Однако ГК РФ знает некоторое исключение из данного правила. Речь идет о ситуациях, когда гражданин находится в положении, явно угрожающем его жизни, лишающем его возможности совершить завещание в надлежащей форме.

В этом случае закон, а именно ст. 1129 ГК РФ, разрешает завещателю изложить последнюю волю в отношении имущества в простой письменной форме (без нотариального удостоверения). Однако текст завещания гражданин должен написать собственноручно, в присутствии двух свидетелей и также собственноручно его подписать, а исполнению оно будет подлежать только при условии его подтверждения судом.

Именно такая ситуация, по мнению заявительницы, и имела место в ее случае.

После смерти родственницы гр. С. обратилась в суд, чтобы установить факт составления первой завещания в чрезвычайных обстоятельствах.

За день до смерти в связи с ухудшением состояния здоровья гражданка Е. составила завещание на имя племянницы своего супруга (заявительницы). Завещание было оформлено самой гр. Е. в больнице в присутствии двух свидетелей в простой письменной форме.

Суды двух инстанций признали требования заявительницы и посчитали, что завещание, составленное в больнице перед смертью, можно считать составленным в чрезвычайных обстоятельствах.

Однако Верховный Суд Российской Федерации не разделил позицию нижестоящих судов (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16.08.2016, дело № 18-КГ16-101).

Верховный суд указал, что в данном случае обстоятельства, при которых было совершено  завещание, ни внезапными, ни непредвиденными не были и, соответственно, о чрезвычайной ситуации здесь речь идти не может.

У наследодателя было время для оформления завещания у нотариуса. На это свидетельствует и справка нотариуса М., согласно которой еще за неделю до смерти гр. Е. приглашала нотариуса к себе на дом для беседы по вопросу составления завещания, и по ее просьбе был составлен проект документа. Однако указанное завещание удостоверено не было – выезд нотариуса был запланирован на день, до которого женщина не дожила.

Гражданская коллегия отметила, что для признания завещания, совершенным в чрезвычайных обстоятельствах, необходимо установить совокупность следующих условий:

-положение, в котором находится гражданин, должно быть исключительным и явно угрожать его жизни;

-обстоятельства, повлекшие угрозу жизни, должны являться для гражданина непредвиденными и не позволяющими при их возникновении обратиться к нотариусу. Их характер должен являться внезапным, а их развитие стремительным, в связи с чем совершение завещания становится не терпящим отлагательств.

Однако названные обстоятельства правовой оценки у судов нижестоящих инстанций не нашли.

Суды не учли, что ухудшение состояние здоровья завещательницы стало следствием хронического заболевания. Как установлено из истории болезни, гр. Е. ежегодно с 2009 г. проходила лечение в кардиологическом отделении краевой клинической больницы от заболеваний, которые впоследствии и явились причиной ее смерти. Только в 2014 г. ее госпитализировали дважды – в августе и сентябре, т.е. за месяц до смерти.

Учитывая все эти обстоятельства, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила отменить решение первой и определение апелляционной инстанций и направить дело на новое рассмотрение.

19 октября 2016 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).