Вы здесь

Верховный суд Российской Федерации разъяснил правила приватизации комнат в бывших общежитиях

Недавно в Верховном Суде Российской Федерации рассматривался весьма интересный спор (дело № 16-КГ16-24, определение от 02.08.2016). Связан он был с вопросом приватизации комнаты в общежитии, перешедшем впоследствии в муниципальную собственность.

Гражданин Ч., который проживал в одной из комнат общежития, бывшего когда-то заводским, решил воспользоваться своим правом и приватизировать комнату, в которой он проживал уже более 10 лет. Однако при обращении в органы местного самоуправления по данному вопросу оказалось, что для этого есть определенные препятствия, а именно: в ордере на его вселение в комнату указано, что он получил в ней лишь «койко-место», да и в самой спорной комнате кроме него уже была прописана целая семья.

И ведь подобных ситуаций по стране немало. Однако в нашем случае гражданин решил отстоять свои права и отправился в суд: семью из трех человек, которая была прописана в одном с ним помещении, он просил признать утратившими право пользования комнатой.

В суде гражданин пояснил, что эта комната досталась ему еще в 1999 г. как работнику завода «Красный октябрь», а прописанные в комнате граждане вовсе там не проживали и никогда в нее не вселялись.

Семья из трех человек также предъявила встречные исковые требования: они просили вселить их в спорную комнату, поскольку глава их семьи также имеет право пользоваться данным помещением, а в комнате они не проживают вынужденно, т.к. с соседом сложились конфликтные отношения.

Суд первой инстанции установил, что в 1999 г. гр. Ч. действительно было предоставлено «койко-место» в одной из комнат названного общежития. Однако в 2004 г. второе койко-место в этой же комнате досталось гражданину С., а впоследствии супруга и дочь последнего были вселены в комнату и зарегистрированы в ней в качестве членов его семьи.

По итогам рассмотрения дела требования с обеих сторон были удовлетворены лишь в части: глава семьи из трех человек был вселен в спорное помещение, а вот его супруга и дочь признаны не имеющими прав пользования указанным жильем.

В суде второй инстанции данный спор решился иначе: судьи апелляционного суда отказали истцу в удовлетворении иска в целом, мотивировав свою позицию тем, что гр. Ч. вовсе является ненадлежащим истцом.

По их мнению, гр. Ч. обладает правом пользования не комнатой, а только отдельным «койко-местом» в ней, к тому же у него нет на руках договора о социальном найме, а значит, он и не вправе требовать признания в судебном порядке ответчиков утратившими или не приобретшими право пользования помещением.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации усмотрела в таком решении нарушение норм материального права и дала очень важные разъяснения, касающиеся регулирования отношений, связанных с пользованием жилых помещений в общежитиях.

Верховный Суд Российской Федерации сослался на нормы статьи 7 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», которые гласят, что к отношениям по пользованию жилыми помещениями в жилых домах, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям (учреждениям) и использовались в качестве общежитий, а в последующем были переданы в ведение органов местного самоуправления, вне зависимости от даты передачи этих жилых помещений и от даты их предоставления гражданам на законных основаниях, применяются нормы Жилищного кодекса Российской Федерации о договоре социального найма.

А в силу статьи 62 Жилищного кодекса Российской Федерации, в свою очередь, неизолированное жилое помещение не может быть самостоятельным предметом договора социального найма.

Таким образом, граждане, занимавшие в общежитиях часть жилого помещения на условиях «койко-места», приобретают право пользования не только им, но и всей комнатой на условиях договора социального найма.

Также гражданская коллегия особо отметила, что реализация прав жильца не может быть поставлена в зависимость от оформления органами местного самоуправления с нанимателем письменного договора социального найма.

Учитывая изложенное, Верховный Суд Российской Федерации велел своим коллегам пересмотреть решение, принятое ими в суде нижестоящей инстанции.

19 октября 2016 года
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Будет отправлен следующий текст:
Можете добавить свой комментарий (не обязательно).